Невысказанные коды Луизы

Путь Луизы Лильенкранц, ныне успешного дизайнера, декоратора из Швеции, был извилист – к созданию интерьеров она пришла, минуя профильные учебные заведения

По образованию – графический дизайнер, какое-то время назад владела фэшн-бутиком в Стокгольме, поэтому теперь Луизу часто называют выходцем из мира моды. Графика и фэшн, безусловно, сыграли большую роль в ее интерьерном мировоззрении. Но, глядя на проекты Liljencrantz Design, замечаешь также природное чувство гармонии, отточенное до совершенства. Цвета, материалы, фактуры, текстуры – все находится в балансе. И это не просто красивая картинка, когда ловишь себя на мысли, что интерьер фотогеничен, но жить в нем сможет не каждый. Понять, в чем секрет этого баланса, возможно, поможет наше интервью с Луизой. Читайте и обязательно зайдите на сайт http://liljencrantzdesign.com/. Там нет никаких описаний проектов, только медитативное слайд-шоу на 60 кадров, составленное из фотографий разных проектов студии.

Что еще удивительно, так это то, что во всех своих интерьерных проектах Луиза стремится «преобразовать страсть, эмоции и невысказанные коды, которые излучает заказчик, в нечто осязаемое» и при этом остается верна себе и не идет ни на какие компромиссы, сохраняя свой почерк. Круг ее почитателей постоянно расширяется и спрос рождает предложения: сегодня Луиза Лильенкранц – уже не только автор интерьеров, но и мебели, кухонь и ковров, которые она создает в сотрудничестве со шведскими мануфактурами. Обо всем по порядку.

В чем причина, на ваш взгляд, широкой популярности скандинавского стиля во всем мире?

Я думаю, что основная причина в том, что все больше людей ценят простоту в сочетании с качеством.

Есть ли какие-то обязательные элементы и те материалы, предметы, которые вы никогда не используете в ваших интерьерных проектах?

Я всегда работаю с деревом в разных измерениях интерьера. Хотя сказать «всегда», наверное, неправильно, потому что все зависит от конкретного проекта. У меня есть свой стиль, но интерьер, скажем, в стенах старой фермы будет отличаться от того, что находится в доме 1950-х гг. Проект определяет его основа, некая данность, история, окружение… Я не использую золото ни в каком виде, даже в отделке светильников. Предпочитаю работать в основном с натуральными материалами. Также важный элемент в моих проектах – текстиль разных фактур и текстур.

Есть ли у вас какая-то особая комбинация или пропорция материалов, которую вы используете в каждом своем проекте?

Как таковая, комбинация материалов играет важную роль в моих интерьерах. Я обычно использую жесткие линии и мягкие материалы. Дерево, текстиль – их мягкость хорошо сочетается с камнем, его четкими контурами, графикой текстур и цветов.

Какую роль в ваших проектах играет мебель, выполненная на заказ?

Огромную. Мы постоянно создаем мебель на заказ под каждый проект. Такие предметы следуют за пространством, чего зачастую невозможно добиться от готовой мебели. Это почти всегда кухни, гардеробные, книжные полки, предназначенные для конкретного пространства и идеально в него вписывающиеся.

То есть, по сути, это уникальные предметы, которые в свою очередь придают уникальность самому интерьеру?

Совершенно верно.

Вы также сотрудничаете с компаниями как предметный дизайнер. Расскажите об этой своей деятельности.

Эта история возникла из тех bespoke предметов, которые мы делали для проектов. То есть изначально такого плана не было – проектировать мебель без привязки к интерьеру. Мы заметили, что делаем это все чаще, заказчикам нравится, и мы сами чувствуем удовлетворение от результата. Так, постепенно, мы и пришли к дизайну мебели. На тот момент мы уже давно плодотворно сотрудничали с лучшей в Швеции мастерской K.F.K Master Cabinet-Makers, они создавали мебель на заказ для всех наших домов и квартир. И было совершенно логично объединить наши усилия и сделать совместную коллекцию, которую мы назвали Seed 0017 (http://liljencrantz-kfk.com/).

 

Столик из коллекции Seed 0117. Liljencrantz-K.F.K

Ханна Нова Беатрис в недавнем интервью для нашего блога упомянула о линейке кухонь, которую вы спроектировали для компании Kvänum. Как возникла эта коллаборация?

Кухню, о которой идет речь, мы изначально создали для интерьера одного из наших заказчиков. Когда мы ее инсталлировали, сделали фото и разместили его в Инстаграме. Произошел взрыв – мы получили множество запросов на нее со всего мира, люди спрашивали, где ее можно купить. И тогда мы задумались, что делать – нехорошо же отвечать людям, что она в одном экземпляре. Поразмыслив, кто смог бы адаптировать эту кухню под производство, мы обратились к лучшему в этой области в Швеции производителю – в компанию Kvänum. Спросили, не хотят ли они включить в свой модельный ряд такую кухню. Так началось наше сотрудничество.

Как вы видите, все, что мы делаем, так или иначе рождается из интерьерных проектов (смеется – прим. ред.).

Liljencrantz Oak Amber / Kvänum

Расскажите об интерьере вашего собственного дома.

Мы – я, мой муж, две дочери и две кошки – живем в квартире, которая находится в доме постройки 1880-х гг. в центре Стокгольма. Как и в любом проекте, мне важно было понять, о чем это пространство. В данном случае особенностью этой квартиры оказалась игра света, естественного света, которую мне захотелось подчеркнуть всеми возможными способами, включая текстиль – то, как свет проходит сквозь него, какие рефлексы образует и т.д. Так, игра света стала главным вдохновением и отправной точкой этого интерьера.

Интерьер квартиры семьи Луизы Лильенкранц. Стокгольм. Фото: Erik Lefvander

Есть ли там какие-то предметы из прошлого вашей семьи?

Дайте подумать… Есть – картины, посуда, скатерти.

Считаете ли вы важным сохранять связь с прошлым в каждом своем проекте или это зависит от пожеланий заказчика?

Это важно, но, конечно же, зависит от заказчиков. Они все очень разные, кто-то активно участвует в создании проекта, кто-то отдает нам ключи и возвращается в уже готовый интерьер. Но в большинстве наших проектов мы тесно работаем с заказчиками. Функциональность всегда стоит на первом месте, но в каждом проекте есть что-то свое, что-то большее, что отличает его от остальных. Что именно – зависит и от самого пространства, и от людей, которые в нем будут жить.

Интерьер квартиры семьи Луизы Лильенкранц. Стокгольм. Фото: Erik Lefvander

LEAVE A COMMENT

RELATED POSTS